Loading

Разное

Здание - Это Большая Вещь?

Здание - Это Большая Вещь?



От: Ирина

Существует соблазн сравнить здание лишь с вещью, увеличенной во много раз. Действительно, подумает человек, ничего не сведущий в профессии архитектора, что может быть легче построить дом по уже готовому, кем-то придуманному макету? Да, возможно, следует подобрать особые строительные материалы, отличные от тех, которые были использованы при изготовлении макета, и привлечь таких специалистов, как инженеры-проектировщики и строители, которые смогут реализовать замысел художника-умельца – в этом и состоят все трудности. Однако, если от теоретических бахвальств и рассуждений приступить к воплощению этой идеи в реальность, окажется, что это сделать не так легко. Появляются собственно архитектурные сложности, с которыми не сталкиваются изготовители макетов. Выявление этих трудностей и поможет нам определить, в чем же состоит специфика вещи-макета и здания – как простой постройки, так и архитектурного сооружения – и научит нас ни в коем случае не отождествлять эти два понятия.

Мне кажется, что макетчик в большей степени, чем архитектор, может реализовать свои творческие замыслы. Возникший в воображении образ будущей модели для него легче воплотить в соответствии со своими желаниями, чем для архитектора или строителя. Это объясняется несколькими обстоятельствами. В первую очередь следует учесть, что материалов для изготовления макета требуется меньше, и они не так дорогостоящи, как строительные (если исключить, конечно, возможность изготовления изделия из драгоценных материалов, однако это будешь лишь прихотью макетчика, а не обязательным условием реализации его проекта). Строительные же материалы всегда дороги в цене, и посторойка любого здания потребует намного больших денежных расходов, чем изготовление вещи-макета, как бы мы не пытались сэкономить. Таким образом, архитектор в первую очередь должен учитывать финансовые возможности, которые ему предоставляет заказчик. В свою очередь, изготовитель макетов избавлен от такой необходимости.

Во-вторых, художник-макетчик, в отличие от архитектора или проектировщика, строит модель, не предназначенную для того, чтобы в ней кто-то жил, работал, или совершал какие-либо другие жизненные действия. Это значительно упрощает его задачу, ведь архитектор не может не учитывать этих требований. В макете здания 18-го века, могут быть, к примеру, круглые стены, арки неимоверных размеров, отсутствовать дымоходные трубы – и это отнюдь не  умалит достоинств изделия. Архитектору же сложно будет воплотить эти смелые идеи в жизнь не столько по техническим причинам, сколько из соображений удобства: без печей не прогреть воздух, а в изогнутые круглые стены не «вписать» никакой мебели. Из этого следует, что большинство архитектурных и строительных решений реализуются только исходя из их полезности. Если же элемент нефункционален, то, по крайней мере, он не должен создавать неудобств при использовании здания.

Архитектор вынужден ограничивать свою фантазию и в выборе «характера» своего здания. Уменьшенная модель дома может громко заявлять о себе и подчеркивать свою индивидуальность, быть в чем-то вычурной и чудаковатой. Этого никто ей не запретить делать. Здание же не может и не должно обладать таким нравом. Согласитесь, не так легко, оказывается, избавиться от постройки, вид которой угнетает, будоражит, или попросту нам не нравится. Так можно поступить только с вещью, попросту убрав ее с глаз. Масштаб, долговечность и неподвижность здания делает это невозможным. Поэтому архитекторы и проектировщики избегают наделять свои проекты таким характером, и строят либо нечто эмоционально нейтральное, либо радующее и восхищающее глаз.

По-разному складываются отношения макетной вещи и здания с окружающим пространством. Изготовитель модели может помещать свое творение в окружающую среду – соседние здания или природный ландшафт – а может и отказаться от такого решения. В любом случае, вещь при этом не проигрывает в своей ценности. Если же мы вздумаем строить здание по этой модели, то нам  уже придется считаться с природным и городским контекстом. Внешние по отношению к зданию обстоятельства – будь то другие постройки,  улицы и площади, природный ландшафт, или климатические условия – необходимо будет обязательно учитывать при проектировке. Здание, к примеру, не должно быть выше главной городской постройки, «смотреть» фасадом во двор, выделяться на фоне других построек своей непохожестью. Если же это природный, а не городской ландшафт, то и тут архитектор должен призадуматься, в какие отношения вступит будущее здание с природным окружением. Исходя из расположения сторон света по отношению к зданию, архитектор выбирает, где лучше разместить вход и выход здания, окна или веранду. Проектируя, к примеру, форму крыши и материал кровли, он будет учитывать местные климатические особенности (количество и характер выпадения осадков, среднегодовые температуры и т.п.). Все вышеперечисленные условия нельзя не учитывать при перенесении макетной вещи в архитектурную реальность.

Нужно также помнить, что существуют и определенные социокультурные обстоятельства той местности, в которую мы собираемся «поселить» наш макет. Вполне объяснимо, что архитектурная модель, изготовленная, к примеру, европейцем, живущим в семнадцатом веке, не прижилась бы в тогдашней России, далекой от европейского культурного влияния. Маловероятно и то, что зажиточный помещик 19-го века построил бы свою усадьбу, напоминающую хату крестьянина. Если уж и принимается решение строить здание по готовому макету, нужно задуматься над тем, гармонирует ли здание с той культурной средой, в которую оно помещено, и отвечает ли оно социальным требованиям заказчиков – людей, которые там будут жить или работать.

Восприятие человеком вещи и здания также существенно разнятся, что объясняется несколькими причинами. Макетчик, как я уже указала, может как помещать, так и не помещать свое изделие в какое-то окружение – будь то архитектурный или природный ландшафт. В любом случае, он будет лишь стремиться представить макетный домик в наилучшем виде. Соседние модели могут оттенять его великолепие своей архитектурной блеклостью, а создаваемый вокруг природный ландшафт, лишь подчеркнет индивидуальность архитектурного макета. В таком искусственном мире все подчинено одной идее – выделению главной модели с целью убеждения зрителя, если не в превосходстве, так в ее необычности и оригинальности. Мы можем наблюдать лишь однообразно прекрасный вид уменьшенного участка ландшафта, имеющего строго очерченные рамки. Конечно, такое восприятие помогает нам оценить красоту всего макетного изделия, состоящего в гармоничном ансамбле со своим окружением. Мы как будто парим над облаками и с высоты полета созерцаем великолепие здания, удачно «вписанного» в окружающий контекст. Так как в жизни нам не часто предоставляется такая возможность, мы с умилением рассматриваем уменьшенные до размеров игрушек дома.

С восприятием зданий в их действительных, жизненных размерах дело обстоит несколько иначе. Так как дома, в которых живут люди, намного больше самих людей, последние не способны зрительно охватить, как внешнее, так и внутреннее пространство целиком. Мы можем смотреть на здание издали,  обойти его со всех сторон, забраться на его крышу – но вряд ли получим его единый зрительный образ. Точно так обстоит дело и с формированием зрительного образа внутреннего пространства здания.

Восприятие человеком архитектурного объекта и его отдельных элементов зависит от соотношения их размеров с физическими размерами тела самого человека. Человек, входя в собор через громадные ворота-двери, в несколько раз превышающие его рост, ощущает все величие и торжественность момента. Либо же совсем другой эффект: прекрасные кариатиды или мужественные атланты, по росту не доходящие человеку и до пояса, скорее будут восприниматься карикатурными персонажами, чем теми, кто изначально призван внушать к себе восхищение и уважение.

Кроме того, и внешняя среда по-особому влияет на восприятие здания человеком. Каждое изменение погодных условий – будь то рассвет и закат, солнечная и дождливая погода, зима и лето – заставит нас посмотреть на него по-новому: выявит новые грани его «характера», скроет недостатки или же обнажит  нечто не совсем лицеприятное. Со сменой времен года преображается природый ландшафт, с течением лет изменяется городской: меняет облик соседний лес, «вырастают» или исчезают примыкающие здания. Хотя макетчики этого и не учитывают, а создают, как правило, цельный и неизменный мир вокруг своего изделия, архитекторы не могут позволить себе не считаться с изменениями внешних условий, влияющих на восприятие здания людьми.

Из этого следует, что характер восприятия здания и макета обусловлен их размерами относительно человека, а также степенью изменчивости их внешней среды. Макет и окружаемый его искусственный ландшафт будут рассматриваться скорее как игрушечный, однообразно прекрасный мир. В то время как громадное здание, которое мы не сможем увидеть, как на ладони, будет если не восхищать, то внушать к себе уважение. Также нужно помнить, что и в внешняя среда здания не «застыла», как в макетном плане, а постоянно изменяется. Архитектору подчас даже сложно предугадать, как погодные или сезонные перемены смогут повлиять на восприятие людьми его постройки. Трудности в работе с пространством изготовителя макетов, конечно, не сравнимы с архитекторскими.

Выявленные мной различия между зданием и макетной вещью, конечно, не позволяют нам называть одно лишь увеличенной копией другого. Однако не исключено, что при превращении макета в здание возможно пренебрежение перечисленными мной архитектурными особенностями. Здание может неудачно «вписаться» в культурный контекст, резко контрастировать с архитектурой соседних зданий, иметь вид, угнетающий живущих в нем людей – мы повсюду наблюдаем отступления от этих и других архитектурных правил. Описанный мной план «перенесения» макетной модели в архитектурный облик является, скорее лишь идеальным примером выполнения этой задачи, в жизни же дело может обстоять несколько иначе.

Об авторе

Мельникова Ирина, выпускница Смольного института свободных искусств и наук Санкт-Петербургского государственного университета (бакалавр), Белорусской государственной академии искусств (магистр). Искусствовед, филолог.

(RusArticles SC #3186730)

Источник - http://www.rusarticles.com/arxitektura-statya/zdanie-eto-bolshaya-veshh-3186730.html


Дата публикации: 21.03.2012 г.












Обучающие видеокурсы по ремонту и строительству


Вернуться к списку статей...

Любое использование материалов, опубликованных на сайте shulzv.ru, только при наличии активной прямой ссылки на сайт shulzv.ru

?iaaen.Iao?eea
SPRINTHOST.RU: быстрый и надежный хостинг!

Copyright © 2009-2017a. Ooeuo A.A. | IA?I 304547211200105
Посещений страницы - 1129 + 2

Подписаться
на новости с сайта

Ваш e-mail: *